Эйзенштейн в Гуанахуато / Eisenstein in Guanajuato (2015)
0
Голосов: 0
Доктор Морозов
Автор: Доктор Морозов
Блог: Locomotion
Опубликовано: 214 дней назад (23 ноября 2016)
 
Изображение уменьшено - клик для увеличения

В октябре 1931 года маститый кинорежиссёр Сергей Эйзенштейн, которому на тот момент тридцать три года, всё ещё девственник, путешествует по Мексике, работая над фильмом «Да здравствует Мексика!» (Que viva México), финансируемым частным образом американскими сторонниками коммунистов во главе с писателем Эптоном Синклером. Эйзенштейн намерен провести несколько дней в Гуанахуато, прекрасном городе серебряных копей XVIII века, где собирается увидеть и заснять знаменитый Музей Мертвецов. Осведомлённый о враждебном отношении к нему в меняющейся при Сталине советской России, одинокий и тоскующий по родине Эйзенштейн сталкивается здесь с новыми способами мифологического мышления — далёкими от европейских традиций.

Он открывает идеи начала XX века, связанные с мифом о благородном дикаре, мифом о невинной жизни, плотскими сущностями секса и смерти. Открытия сильно потрясают его. На фоне этих декораций Эйзенштейн, очарованный свежестью и жизнеспособностью мексиканской культуры, проживает недолгую историю любви со своим гидом в Гуанахуато — молодым и женатым мексиканским историком Паломино Каньедо. Эйзенштейн проводит в городе десять ярких и чувственных дней (каждый день последовательно пронумерован). Эти переживания изменили режиссёра и сыграли ключевую роль в его жизни и кинокарьере.

«Мир театра и кино во всем мире задается этим вопросом: секс или смерть?». Фильм оказался любопытный. Он на самом деле эпатажный и даже оскорбительный, и не только из-за «той самой сцены», о которой раструбили фестивальные зрители. Вот только «нет веры» всей этой бесконечной болтовне актёра, изображающего Эйзенштейна, старательно воспроизводимому акценту и целому нагромождению упоминаемых имён, призванному выстроить правдоподобный исторический и культурный контекст. «У вас слишком много доводов в вашу пользу, только они противоречивы!». Гринуэй настолько увлечён десакрализацией, что все силы беззаветно бросает на выставление советского режиссёра комической и раблезианской фигурой. И если он хотел получить не отличающийся изысканностью фарс, то ему это удалось. «Мы хотим продолжать снимать фильм по определенным правилам. Но не каждое повторение может стать, черт возьми, шедевром». Эта цитата из картины как нельзя лучше описывает её саму.
Комментарии 0

Нет комментариев. Ваш будет первым!

  • Статистика по пользователям
  • Кто в онлайне

Статистика по пользователям

Сколько нас?
  • 325 пользователей
Кто онлайн?
Кто мы?
Откуда мы?

Пользователи онлайн

Нет зарегистрированных пользователей…
наверх