Интервью с Томасом Адамом (De/Vision): «Новый альбом — это общая идея биполярности жизни, нет жизни без смерти»

Интервью с Томасом Адамом (De/Vision): «Новый альбом — это общая идея биполярности жизни, нет жизни без смерти»

«De/Vision», эта немецкая группа давно не нуждается в представлении. Они живая легенда и квинтэссенция современного синтпопа с впечатляющей 25-летней историей за плечами: 11 полноформатных студийных альбомов, десятки музыкальных видео, тысячи выступлений вживую. 13-го мая 2012 года «De/Visiоn» посетили впервые Беларусь, порадовав наших местных поклонников шикарным концертом в лучших традициях синти-музыки.

А 24-го августа электронный дуэт из Германии выпустил уже 12-й по счету студийный релиз. О «Rockets & Swords», синтпопе, сравнениях с «Depeche Mode» и о современной музыке в целом мы и поговорили с Томас Адамом, клавишником и автором практически всех текстов группы.

Morituri: Привет! Как ты? Как дела у «De/Vision» после релиза «Popgefahr»?

Томас Адам: Пока все очень хорошо. Мы, конечно, были заняты: записывали новый альбом, активно выступали. Так что, я бы сказал, что все как обычно [смеется]

В следующем году «De/Vision» празднует свою двадцать пятую годовщину. Пожалуйста, прими мои самые искренние поздравления: так здорово, что вы в музыкальном бизнесе уже столько времени. Это имеет огромное значение, у вас есть целая собственная история: 11 полноформатных студийных альбомов, тысячи живых выступлений, десятки видеоклипов. Также считается, что «De/Vision» — живая синтпоп-легенда. Если оглянуться назад, на самое начало этого долгого пути, можешь ли ты сказать, что вы достигли всего, о чем мечтали, думали, планировали? Есть ли моменты, о которых ты сожалеешь?

В первую очередь, нет ничего, о чем лично бы я сожалел, так что никаких сожалений. Но мы до сих пор не собираем стадионы. Возможно, об этом стоит помечтать, иметь большую, просто огромную аудиторию. Но мы всегда были независимыми, и до сих пор остаемся инди-группой. Я думаю, мы неплохо справлялись эти двадцать пять лет. Не так много групп, которые смогли продержаться так долго, особенно в этом музыкальном жанре, электронной и поп-музыке. Есть всего несколько групп, которые смогли столько просуществовать, например, «Depeche Mode». Конечно, нельзя сравнивать «De/Vision» и «Depeche Mode». Но я думаю, мы можем быть очень довольны тем, что мы делали последнюю четверть века. Было весело! [смеется]

Между релизами альбомов «Noob» и «Popgefahr» был трехлетний перерыв, — самый долгий в истории «De/Vision». Расскажи, почему так получилось, чем вы занимались в это время? Связано ли это как-то с основанием вашего собственного рекорд-лэйбла «Popgefahr Records»?

Да, конечно. Но в этот период мы очень активно выступали по всему миру. Например, мы впервые поехали в тур по США. Да, это был длительный период без нового релиза, но это не значит, что мы не работали или нам все надоело, мы занимались немного другими вещами просто.

В целом, почему вы решили уйти с «Drakkar E-wave» и основать свой собственный лэйбл?

Очень многое изменилось в музыкальном бизнесе, в производстве музыки. Продажи записей на дисках падали на протяжении десяти лет и все еще продолжают падать. И пришла пора подумать о чем-то другом, потому что ни мэйджор, ни инди лэйблы не платят артистам столько денег, сколько платили 15–20 лет назад. Например, пятнадцать лет назад было намного проще выживать на те деньги, которые ты получал за новый релиз, чем сейчас. Сегодня у звукозаписывающих лэйблов просто нет этих денег. И для нас становилось все сложнее выживать за счет нашей музыки, так что нам пришлось организовать свой лэйбл, чтобы, как бы глупо это ни звучало, заработать достаточно денег.

Да, продажи музыки на дисках упали очень значительно. Но сейчас другие бизнес-модели начинают выходить на первый план: артисты могут заработать больше денег на живых выступлениях, на мерчендайзинге, например. Ты, как музыкант, можешь судить с позиции своего собственного опыта. Так ли это на самом деле, или это работает только с популярными мэйнстримовыми группами?

Согласен, это, безусловно, факт, что все это более эффективно для мэйнстримовой музыки, у которой куда более массовая аудитория. Но я думаю, мы до сих пор можем быть довольны тем, как все складывается. Как я уже сказал, я ни о чем не жалею. Если бы у меня был шанс пройти этот путь заново, я бы сделал все точно также. Нам были представлены такие уникальные возможности: объездить весь мир, встретиться со столькими интересными и побывать в огромном количестве изумительных мест. И пока что нам удавалось принимать верные решения. Но с годами не становится легче. Мерчендайзинг, конечно же, до сих пор очень важен. Но, например, здесь, в Минске, у нас не такое большое количество поклонников, и за выступление в Минске мы не получим такой гонорар, как за шоу на фестивале в Германии.

«Popgefahr», ваш последний релиз на данный момент, был выпущен два года назад. Довольны ли вы результатами: показателями продаж, живыми выступлениями, реакцией и поддержкой СМИ, поклонников?

У нас всегда были непростые отношения со СМИ, особенно с большими коммерческими радиостанциями. Они говорят нам одно и тоже на протяжении последних двадцати лет: «Это не та музыка, которую мы обычно ставим в эфире». Она слишком инди (независимая) или слишком отличается от того, что обычно звучит на волнах коммерческих радиостанций. Но есть большое количество независимых радиостанций, особенно в Интернете, которые очень нас поддерживают. И в целом, мы довольны релизом «Popgefahr». Это очень хороший альбом, который был прекрасно воспринят поклонниками. Нам часто говорили, что это одна из наших лучших записей.

Да, я читала очень много рецензий на «Popgefahr», и во многих журналисты называли этот альбом классикой электропопа/синтпопа. Ты согласен с этим?

Да, абсолютно. Мне даже нечего добавить…

В «Popgefahr» есть определенная доля иронии, начиная с самого названия («поп-опасность»)? Это отражение вашего взгляда на современную поп-музыку? 

Нет, название означает немного другое. В Германии, да и в других странах, многим поклонникам электронного жанра нравятся более жесткая музыка, как у «VNV Nation» или «Apoptygma Berzerk». А «De/Vision» всегда звучали легче, «мягче». Так что название иронично намекает слушателям: «Люди, будьте осторожны! Тут есть поп-музыка!». Мы также имели это в виду и в позитивном смысле. В хорошей поп-музыке нет ничего плохого. Я читал пару очень плохих отзывов о «Popgefahr» в Германии, где говорилось: «О Боже, как скучно, попса!» Вот этого я вообще не понимаю. Неважно это тяжелая музыка или более легкая, или поп-музыка, или еще что-то другое. Все зависит от самих песен, хороши они или нет. Я уверен всем, кому нравится качественная электронная музыка, с запоминающимися мелодиями, понравится и этот альбом.

Давай поговорим о вашем будущем альбоме «Rockets and Swords»,который выйдет уже совсем скоро и является самой горячей темой для обсуждения. Какова общая концепция у этого релиза? Какие идеи будут воплощены в этой записи?

В самом названии уже заложена концепция всего альбома. Я говорю сейчас о лирике. У всех текстов, которые я написал для этого релиза, есть общая тема: биполярность. На альбоме даже будет одна песня, которая так и называется «Bipolar» [двухполюсный, биполярный — примечание Morituri]. И сам название «Rockets & Swords» (Ракеты и мечи). Меч — это древнее оружие, а ракеты представляют собой уже современное оружие, такая вот биполярность между новым и старым. И эта концепция проходит через всю лирику, которая была написана мной для альбома. В целом для нас это общая идея биполярности жизни, нет жизни без смерти.

Продолжиться ли на новом альбоме сотрудничество в написании песен с вашими продюсерами, Шуманом и Бахом?

Да, ты упомянула одну нашу новую песню, которую мы исполним сегодня «Binary Soldier», которую как раз написал Йозеф Бах, и музыку и лирику.

А я надеялась, что это был ты. Потому что я знаю, что ты далеко не поклонник Интернет-культуры и не любишь писать даже электронные письма. А эта песня, «Binary Soldier», в плане лирики говорит о биполярности роли информационных технологий в нашей жизни: с одной стороны, мы не можем без этого обходится, это часть нашей повседневной рутины, но с другой, их роль становится порой излишне доминирующей.

На самом деле в этой песне как будто говорит компьютерная программа. Это не человек, а именно программа. Но самое смешное, что ее команды подходят и для людей. У компьютерной программы нет особо большого разнообразия выбора, она должна выполнять то, на что была запрограммирована. И тоже самое можно сказать и о некоторых людях, они живут как роботы. Я очень люблю эту песню, и музыку, и текст, он очень интересный, умный и ироничный.

Рейтинг: +5   Голосов: 5

 5704 | | Morituri
наверх